Как в кино. Глава 4. Лихорадка в субботу вечером...

Изображение

Кирилл тренировался сегодня с таким душевным подъемом, что даже тренер, которого все здесь звали «дядя Саша», удивленно поглядывал в его сторону. Когда Кирилл, еще не закончив проходку на жиме лежа, порывался накинуть лишнюю пару блинов на штангу, тренер просто прогнал его со скамьи.
- Хорош, хорош! Программа - это святое! Чего это ты разошелся! Влюбился, что-ли?
- У вас, дядя Саша, как что – сразу «влюбился», - отшутился Кирилл, стараясь не покраснеть. – Скоро соревнования, сами понимаете...
- Вот именно, - соревнования! Хорош, давай в тренажерку, на «бабочке» посиди чуток, потом на весы, и в баню. Как, вообще, самочувствие, нормально?
- Классно! Горы могу свернуть, – ответил Кирилл, вытирая пот со лба.
- Только по ночам горы не сворачивай, а то из режима вылетишь, - ухмыльнулся тренер. – А вообще-то, правильно, я бы сказал – куй железо, не отходя от кассы, пока молодой.

Трудовой порыв Кирилла кончился, когда он рванул со всей дури! Тросик тренажера не выдержал и порвался с визгом. При этом хлестнул его по щеке так, что Кирилл вскрикнул от резкой боли. Удар пришелся по нижней губе. Она сразу распухла и закровила. «Ну, вот, здрасте! – расстроился Кирилл.– Как же я теперь покажусь Ленке.» Он решил подойти к садику чуть позже обычного, и долго еще сидел в спортзале, тем более что как раз появились девчушки, которые и сами не тренировались толком и другим, то есть парням, не давали заниматься. 
Девочки хихикали и поглядывали с интересом на пацанов. Пацаны с серьезным видом подходили к девочкам, давали всякие нужные и ненужные советы. Самые смелые пытались помочь с правильным подходом к снаряду… «Вот, смотри… спину не сгибай, ро-о-овненько...». Те вежливо благодарили за помощь, отклячивали попы и старательно тянули грифы без блинов… Пацаны сурово, но очень внимательно, наблюдали. Кириллу было интересно смотреть на весь этот цирк, но тут пискнули часы на запястье, и он заторопился. Время к сумеркам, можно идти, наконец, на встречу.

В детском саду царило обычное вечернее оживление. Под каждым навесом-верандой кучковались компании, слышался гомон веселых голосов, в полутьме там и тут светились огоньки сигарет. Кирилла уже узнавали, и, здороваясь с «обитателями» детсада, он торопливо прошел мимо, к заветной скамеечке.
Она была пуста. Кирилл с ходу заволновался: «Вдруг не придет! Или уже была, не дождалась, и ушла. Обидится теперь конкретно»... 
Они уже трижды встречались здесь, сидели, болтая о разных важных пустяках, из которых все больше узнавали друг о друге. Как-то само собой получилось, что Лена просто и обыденно приняла дружбу, более тесную, чем обычное общение. Кирилл понимал, что Лена спровоцировала его на резкость в тот, первый день, и это было не случайно. Сам он потом он вполне искренне извинился за свои бестактные слова, а она заявила, что ничего другого от пауэрлифтера и не ожидала.
- Ты с первого раза произнесла это слово, без запинки! – восхитился Кирилл.
- А что такого, - демонстративно пожала плечами Лена. – С кем поведешься...

Прошла всего неделя, но Кириллу казалось, что он знает Лену всю жизнь. Проводив ее до дверей подъезда (дальше она его пока не пускала), он возвращался в свою общагу чуть ли не вприпрыжку, весь сгорая от избытка эмоций. А дома на него нападала тревожная тоска от того, что ее сейчас нет рядом. Грудь сжимало от предчувствий, что Лена возьмет вдруг и отвернется от него, - и он останется один в этом мире, а она будет улыбаться другому, любить того, другого, и тот, другой, будет самым счастливым человеком на земле, а Кирилл, понятное дело, самым несчастным...

Примерно такие мысли зашевелились у него в голове и сейчас, когда стемнело совсем, и народу в садике заметно прибавилось, а Лена все не появлялась. Впадая в панику, Кирилл собрался идти к ее дому и посверлить глазами окно ее комнаты. А может быть и набраться смелости, позвонить в квартиру и прямо спросить… вот так, прямо, выяснить все и расставить все точки! Сердце его бешено колотилось, а разум давно поссорился с чувствами и отошел отдохнуть. 
Но, сделав первый шаг, Кирилл еще толком не увидел, скорее почувствовал – она идет! Лена идет! Своей завораживающей походкой, от которой Кирилла скручивал напрочь основной инстинкт, и он сдерживался из последних мужских сил.
Она подошла совсем близко, и Кирилл уловил слабый запах вина.
- Извини, задержалась немного у подруги, - сказала Лена негромко и взяла его за руку, отчего он сразу растаял и глупо заулыбался. – День рождения у нее случился, посидели немножко. Там хорошо, но с тобой, правда-правда, мне гораздо лучше!
- Да что уж там, - забормотал Кирилл, балдея от счастья, и сказал зачем-то: - Я тебе соврал тогда, в баре, ну, насчет Кастанеды. Не читал я его никогда, понты крутил просто, чтобы важности напустить побольше…
- Не читал, - она внимательно посмотрела на него. – Ну и ладно, значит, ты вполне нормальный человек… Ой, что это у тебя! Ты, что, подрался? Когда успел?! 
Кирилл сморщился от досады и старательно пытался отвернуться от Лены, но было поздно, - она заохала, вытащила платочек и все норовила прижать его к ранке на губе. Кирилл, страшно смущаясь, не давался. Наконец, она просто повисла на нем.
- Стой, кому говорю! Тебе же больно, бедненький!
Кирилл совсем оцепенел, почувствовав, как Лена тесно прижалась к нему грудью. Но стало невыразимо приятно, нахлынула обволакивающая нежность, и он, как робот, механически поднял руку и положил ей на пояс.
- Лена, мне уже не больно, - выдавил он. - Мне уже хорошо, аж глаза закатываются.
- Да? - Она чуть откинулась назад и засмеялась. - Поплыл Кирилл, ему нужен постельный режим. Давай, я тебя сегодня провожу! Пойдем.

И они пошли по направлению к общаге, но такими окольными путями, что им позавидовал бы самый хитроумный таксист, наматывающий на счетчик деньги какого-нибудь не знающего Города приезжего. Через час, однако, они стояли уже возле угла общежития, там, куда не падал яркий свет фонаря от главного входа. Стояли и ничего не говорили, смотрели друг на друга так, будто им обоим открылось что-то такое, о чем не должен знать никто, кроме них. Затянувшееся молчание первым нарушил Кирилл.
- Лена, знаешь… я хочу тебе сказать… такая вещь, в общем, странная… Если ты не против...
- Я тоже тебя люблю, - тихо перебила она его. Потом дотянулась до его губ и нежно поцеловала - в тот уголок, где распухла губа, наливающаяся спелой фиолетовой виноградинкой. - И я знаю, о чем ты думаешь, когда смотришь на меня, - сказала она.
- О чем? - машинально спросил Кирилл.
- О том же, о чем и я, когда смотрю на тебя, - состроив серьезное лицо, ответила Лена.
Они посмотрели друг на друга и громко, от души рассмеялись. Потом, в перерывах между долгими поцелуями они так же внимательно смотрели друг на друга, прыскали тихим смехом, и снова целовались. 
- Лен, может, зайдем ко мне, - Кирилл выразительно кивнул на окно своей комнаты. – Если ты хочешь...
- Хочу, - она накрыла ладошкой его губы, подавляя радостный возглас. – Но боюсь! Сейчас так хорошо, что лучше и не придумаешь. А там, - она также выразительно кивнула на его окно, - у нас сегодня… ну… не получится. Есть причины… у девочек такое бывает. Да не переживай. Зато вот дозреем окончательно, и... 
- Да я уже перез… - Он спохватился. - Ты права, Лен, права! Даже не верится, что может быть еще лучше. И ты, Лена, самая лучшая, кого я знаю. Хоть и бояка!
- Оба мы хороши, - рассмеялась Лена. – А самое лучшее у нас впереди, правда?
- Правда! – воскликнул Кирилл, подхватил ее на руки и закружил, что есть сил.
- Уронишь! – вскрикнула она.
- Не уроню! – Он подпрыгнул, и Лена взвизгнула, еще крепче прижавшись к нему. - Ну что, ты меня проводила, теперь моя очередь!
Этой ночью опять не было счастливее человека, чем он. На сером от забрезжившего утра потолке (привет, спортивный режим!) он, как в кино, отчетливо видел Лену, ее глаза, душистые волосы, тонкие нежные руки, припухшие от поцелуев губы...

… В доме напротив, в квартире на втором этаже спала женщина. Она видела прекрасный сон, и тело ее слегка подрагивало от переживаемых виртуальных чувств. Хотя она, пожалуй, не стала бы утром листать сонник и искать скрытый смысл своих сновидений. Ей было все предельно ясно. В этом сне ее целовал высокий широкоплечий парень, который был немного похож на сказочного принца, но больше - на того, кто иногда подходил к окну своей комнаты в общежитии и смотрел на детскую песочницу. Ольга уже знала его имя - Кирилл. Она также знала, что ей теперь делать. Жена, покинутая мужем, обрела цель, к которой устремилась с упорством отчаяния и неутоленного желания...

2002 г. 

Продолжение следует...

+5
18:10
158
+3
Сфера Сфера 20:08 #

Чую будет геометрия)))) Геометрическая фигура) Ждем-с.

0
Сфера Сфера 20:09 #

Интересно, где же Илья?

+1
Викторыч Викторыч 22:46 #

Он у меня редко первонахчет… стесняется, наверное. ))

+1
Незнайка Незнайка 01:16 #

Викторыч, ты ли это ?! ИзображениеИзображениеИзображение

+2
Викторыч Викторыч 07:01 #

Был когда-то… на дату посмотри! ))

Еще от автора

«Русские твердо верят: их нация призвана спасти мир. У русских нет представления о наслаждении быть оставленным в покое. Наоборот, они регулярно демонстрируют чувство солидарности с остальным...
20:40
В 2000 году вышел в прокат фильм «Фанатик» (High Fidelity). В одной из сцен продавец музыкального магазина (Джек Блэк) убеждает покупателя не покупать сингл «I Just Called to Say I Love You» в...
17:30
Снова пошел по «Матрице». Пересматривать раз в пять лет точно стоит. Не факт, что наконец-то откроется тайная истина, там их на каждом этаже с десяток, многослойный фильм-то… Но, есть нечто...
12:35
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie, согласно Политике конфиденциальности.