Как в кино. Глава 6. Пятница, тринадцатое.

Изображение

- Молодой человек, вы не проводите меня к вашему тренеру?
Кирилл поднял глаза и увидел перед собой красивую молодую женщину, которая без тени смущения, нарочито внимательно разглядывала его. 
- Он здесь, - сказал Кирилл. - Вон, на коне, пресс качает.
- Как здорово - тренер на коне, - улыбнулась она. - Командир всегда должен быть на коне.
Дядя Саша уже спешил к ним.
- Слушаю вас, - важно сказал он, с нескрываемым интересом глядя на женщину. Впрочем, не только он, - все качки враз повернули головы в их сторону. Кроме малолетних школьниц, здесь еще не ступала нога истинно прекрасного пола, разве что заходили иногда мамы юных спортсменов, любопытствовали, чем же занимаются их отпрыски.
- Я бы хотела позаниматься у вас. Войти в тонус, так сказать, сбросить лишний вес, - мило улыбнулась она дяде Саше. - Вот смотрю на этого юношу и вижу, что напрасно избегала посещать спортзал.
- Да, конечно, спорт - это страшная сила, особенно вместе с красотой, - кивнул дядя Саша. - А Кирилл, кстати, может вам помочь, он ведь и бодибилдингом увлекается, аккурат по вашей части!
- Да что вы говорите! - воскликнула женщина. - Ну, я буду только рада! Правда, я согласна на такого учителя! Давайте тогда познакомимся для начала. Меня зовут Ольга...
- А меня Сан Саныч, можно дядя Саша. Кирилл, покажи Ольге, где можно переодеться, и приступайте по чуть-чуть. Если что, зовите меня, помогу, чем смогу.

Кирилл показал Ольге женскую раздевалку и вернулся в зал, не раздосадованный, но смущенный навязанной ему ролью тренера. Он сразу получил массу ценных советов от парней, причем ни один из них не имел никакого отношения к тренировкам. Все сошлись на том, что Ольга - это подарок судьбы, свалившийся везучему Кириллу как манна небесная. Через пару минут в зал вошла Ольга и все мысленно, и не очень, ахнули. 
Потрясающую фигуру обтягивал белоснежный топик и такие же белоснежные брючки. Кирилл невольно тут же сравнил Ольгу с Леной. Сравнение вышло не в пользу его девушки, - Лена была маленькая и худенькая, ей корона королевы красоты не грозила. А вот Ольге она пришлась бы впору. 
- У нас тут правило, - буркнул Кирилл, с трудом отводя  глаза. - Белое и обтягивающее не носить. Это не из рекламы, не подумайте… просто железо кругом, замараться можно. А обтягивающее очень мешает, приседать, например. Ну, любителям, имею в виду. У профессионалов наоборот.
- Вот оно что, - огорчилась Ольга. - А я подумала, что тебе не нравится. Кстати, давай на «ты», уверяю - выканья только мешать будут!
- Да причем тут..., - замялся Кирилл. - Я не об этом… Если хотите… хочешь, то, пожалуйста, ходи в чем нравится. Ну, ладно, начнем с разминки, а потом на тренажер, и на сегодня вполне достаточно.
На протяжении того времени, что Ольга была в спортзале, Кирилл просто любовался этой женщиной. Иногда он встречался с ее ответным внимательным взглядом, и быстро отводил глаза. Попрощались они уже вполне по-дружески, Ольга заверила дядю Сашу, что через день обязательно придет. Дядя Саша посмотрел ей вслед и, вздохнув, пробурчал что-то насчет своих молодых годов. А Кирилл поймал себя на мысли, что он совсем не прочь увидеть ее снова… здесь, конечно!

Однако, вечером, когда он увидел на заветной лавочке Лену, Ольга была мгновенно забыта.
- Лена, посидим здесь, или пойдем куда-нибудь? - спросил он ее, усаживаясь было рядом.
- Кирилл, смотри, какая луна! - Лена показала на огромный круглый диск, висевший, казалось, прямо над ними. - Сегодня полнолуние, я прямо таки чувствую в себе что-то… не могу описать словами. Кирилл, это не расскажешь, это надо сделать.
- Что сделать? - не понял Кирилл.
Она обняла его и посмотрела  в глаза. Кирилл не отвел взгляд, как это было в спортзале с Ольгой. Он понял, что чувствует, - и знает точно! - чего она хочет, и душа его затрепетала. Бабочки, говорят, машут крылышками не только у девочек в животиках...
- Пойдем ко мне, - едва слышно сказал он. - У меня дома «Маккона» есть.
Лена кивнула и рассмеялась.
- И пусть весь мир подождет! «Маккона» - это козырь в рукаве, но лучше давай за «Клинским»… по пути к твоему дому.
Они встали и пошли, обнявшись, а желтая луна продолжала светить будоражащим неземным светом, пробуждая в людях тайные желания, заставляя их пьянеть в эту ночь без вина… Тринадцатый день, пятница по календарю, был уже готов родиться...

- Сережка, смотри, какая луна! Послезавтра мой день рождения. Мне исполняется… ну, неважно, сколько лет. Но, начнем сегодня, так надо, Сережка. Купим торт и бутылку шампанского, сядем на берегу нашего грязного вонючего водоема, выпьем, закусим тортиком, занюхаем дымком от труб, поставим любимую кассету и повесим на ночное небо наши детские фотографии. И я опять вернусь в тот день, когда впервые увидела тебя… а потом в тот, когда увидела его, козла такого… вообще-то я его до сих пор люблю. И тебя тоже... 
Полина бормотала, низко склонясь над землей, можно сказать, над импровизированным столом, на котором в виде скатерти была расстелена газета. На газете уже подсыхали куски хлеба, пара разломленных огурцов, а над стаканом с остатками самогонки роились мухи.
- Какое такое день рождения, - вяло удивился Сергей. - Мы же давеча его отметили, в подвале.
- А я пошутила. - Сказала Полина. - Люблю, чтобы праздник был каждый день. Пойдем, а?
- Пойдем, - согласился Сергей. - Только я не понял, ты о каком тортике с шампанским базаришь. У нас на «сэм»-то едва наберется, а закусь вот эту придется взять. На «камни» пойдем, туда ближе и народу нет. А то бы ты всех перепугала...
- Ладно, на «камни», - равнодушно кивнула Полина. - Все равно пойдем, я хоть грязь с себя смою, а то как «КАМаЗ» после гонки уже.
Они кое-как поднялись с травы и, тяжело переступая затекшими ногами, побрели на городской пляж, освещаемые последними лучами заходящего солнца. Дорога показалась обоим невероятно тяжелой, многодневное похмелье тяжко давило к земле. Сергей, правда, находился в некотором состоянии душевного подъема. Он размышлял о том, что все его давние мечты странным образом сбываются, хоть и наперекосяк. Пусть Полина казалась просто грязной бомжихой, но она сегодня будет принадлежать ему!

На последние гроши Сергей взял у Басурмана бутылку «сэма». И вот они шли на пляж, как все «нормальные люди». Нормальные люди, однако, были уже в своих квартирах, готовились ко сну в преддверии нового трудового дня. Сергей же с Полиной давно потеряли чувство времени. Оно им было без надобности.

На «камнях» действительно никого не было, люди здесь уже давно не купались, предпочитая песок дальнего пляжа. Полина устало присела, запрокинув голову, долго смотрела на появившиеся бледные звезды и огромный желтый диск полной луны.
Сергей тем временем вытащил из кармана стакан, из другого бутылку, налил себе и выпил. Самогон упал на «старые дрожжи», ударил в голову как молот! Враз помутневшими глазами он уставился на Полину, потом молча повалил ее  прямо на вытоптанную когда-то и так и не поднявшуюся больше траву. Она попыталась скинуть его с себя и что-то сказать, но он закрыл ей рот затяжным поцелуем, одновременно сдергивая с нее старые драные джинсы. Не особо, впрочем, получалось, от чего он злился и просто рвал уже неподатливую ткань! Прошло несколько долгих минут, прежде чем Сергей понял: что-то не так. 

Полина лежала пугающе неподвижно, лицо ее залила бледность, видимая даже при лунном свете.
- Эй, что с тобой? - прохрипел Сергей встревоженно. - Полина, ты чего!
- Какая луна! - прошептала она. - Посмотри, Сережа. Она песни поет… слышишь?
- Какие песни, - не понял Сергей. - Ты не отмазывайся, мы для чего сюда пришли! Еще скажи, что у тебя голова болит, и вообще - «зачем»? Я это уже слышал, не надо ля-ля!
Она обняла его бережно, прикоснулась губами к щеке.
- А ты уже не тот. Хотела, да… увидеть и вспомнить. Снова обман, хоть и сладкий немножко. Что за долбанный Город, почему он не дает мне жить, так, как я хочу. Мне ведь немного надо… но и этого у меня нет. Пойду, искупаюсь, Сережа. - Полина отстранила его и встала, снимая джинсы. Затем грациозно выгнулась и стащила через голову выцветшую футболку. Помедлила немного и стащила с себя трусики. Никогда Сергей не видел ее такой… при виде обнаженного тела он снова было встрепенулся, но она протянула к нему руку в предостерегающем жесте.
- Нет! Посиди пока. Я одна сейчас схожу, окунусь и приду. Видишь, какая красивая лунная дорожка на воде. Вот я по ней пройдусь немного, а ты подожди меня. Я вернусь к тебе чистая, светлая, добрая… все, как ты хотел.
Он сидел и смотрел, как Полина не спеша подошла к воде, протянув ногу, потрогала ее и решительно сделала шаг, другой. Он как завороженный, смотрел на ее силуэт в блестящей полосе лунной дорожки. Ни с того ни с сего в животе екнуло тревогой. Откуда она взялась-то?

Отражение лунного света слепило его, он заморгал, смахнул слезу, но не отводил глаз от воды, старательно фокусируя пьяный взгляд. Полина плыла легко, размашисто, но была уже так далеко от берега, что всплеска воды от ее рук не было слышно даже в ночной тишине. Внезапно свет померк. Сергей поднял голову и облегченно вздохнул - это край небольшого облака встал между луной и землей, притушив призрачное сияние. Он снова перевел взгляд на воду и… ничего не увидел. Там, где только что плыла девушка, колыхалась только черная, с серыми бликами, вода. Облако стояло неподвижно, словно ждало чего-то. 
Сергей подбежал к берегу.
- Полина! - крикнул он. - Полина-а-а! Ты чего?! Вернись! А-а-а!
Он бросился в воду, поплыл неумело, но в нескольких метрах от берега хватанул воды, захлебнулся, закашлялся и его повело. Паника схватила за горло. Сергей булькнул с головой раз, другой, вне себя от ужаса, не чувствуя под ногами дна, резко развернулся и, размахивая что есть силы руками, рванулся к спасительной земле...

Сидя в воде у самого берега, не в силах выползти, он мешал руками придонную грязь и скулил, тупо раскачиваясь взад-вперед. Снова набежало облако, снова стало темно… Лунная дорожка пропала… Полина пропала вместе с ней. 
- У-у-у… Куда ушла-то!!! Хорошо же было… ну как?! Чо делать-то?!
Где-то через полчаса… может, через час - Сергей не знал, сколько он просидел в воде у берега - он понял, что остался один. Полина снова, только на сей раз безмолвно, спросила его «Зачем?», зная ответ наперед… От него она сбежала или от всей этой поганой жизни? «Дура ты! Дура! Нельзя так!.. А вдруг она плывет еще где-то, вернется, а я тут сижу, плачу по ней, как дурак! Да, дурак! Даже в воду зайти, и то страшно. Бля, ну хорошо же было!»
Он вернулся к одежде, оставленной Полиной. Налил полный стакан, одним махом осушил его. Налил еще… выпил. Было все еще страшно.
- Полина, да хорош уже! - громко сказал он, налил следующий стакан и вновь опрокинул его в себя. - Да и хрен с тобой! Видеть тебя не хочу, с-сука!
«Ты лучше всех! А я тварь дрожащая!» - и высосал остатки самогона прямо из горлышка. В глазах у него помутнело настолько, что он уже не различал ничего вокруг.
- Зато живой! Поняли?! - еле слышно прошептал Сергей и упал навзничь. Облако на небе поплыло дальше по своим делам. Последнее, что он увидел, прежде чем вырубиться, - три луны, как в детском калейдоскопе, пляшущие в черном небе...

Демон молчал… А что тут скажешь?

2002 год 

Продолжение следует...

+5
22:03
165
+1
Фея Фея 22:29 #

Тоже помолчу, потому как жутко.

И как так получилось, что я 5ю серию пропустила, пришлось возвращаться.

03:14 #
Комментарий удален
03:17 #
Комментарий удален
+2
Сфера Сфера 22:17 #

Две линии любви
одна: молоды, даже юны, застенчивы, бережливы друг к другу

вторая: уставшие, обманутые, разочарованные, похотливые.

В одной девушка смелая, потому что знают — её любят Что дальше? Жизнь!

В другой: она устала ждать от судьбы хоть тени улыбки. Что дальше? Смерть...

Слишком много эмоций, чтоб написать вразумительный коммент. Примите какой есть.

Еще от автора

- Ну и что? - Ярпен Зигрин уселся поудобнее, сложил руки на животе. - Каждый что-нибудь да видел. Каждого что-нибудь когда-нибудь достало, каждый когда-нибудь ненадолго или надолго потерял аппетит...
18:35
В 2020 году меня таки занесло в Тулу. ) Рано или поздно, это должно было случиться. Впрочем, как и то, что сейчас мне в Туле делать нечего, но это уже другая история, сегодня разговор не о грустном...
20:35
Заглянул сегодня перечитать тему о Стокгольме и с удивлением обнаружил в комментариях свое обещание рассказать о Национальном музее. О чем (обещание имею в виду) я совершенно забыл. Но, спешу...
17:30
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie, согласно Политике конфиденциальности.