Как в кино. Глава 9. Смерть Поэта.

Изображение

- Что, говоришь, жена из дома выгнала? - от души рассмеялся Поэт. - И пузырились день за днем, как свеженький «Боржом», в одном из этих пузырей Серега стал бомжом, ха-ха-ха!
- Не вижу ничего смешного, - огрызнулся Сергей. - Думаешь, что я как ты, всю жизнь в подвале проживу? Хрен тебе, я еще возьму свое. Ольга забыта, это был просто эпизод, не самый удачный. Я его переиграю заново, но по-другому...
- Конечно, конечно, у тебя все спереди, - заулыбался старик. - Не будешь ты жить в подвале. Ты на помойке будешь жить, Серега. Выпить хочешь?
- Наливай, - машинально отозвался Сергей и удивился запоздало, - На какой-такой помойке, чего ты несешь?
- Я тебе покажу, - сказал Поэт. - Прямо сегодня. Сходим в одно место, в аккурат мимо твоего будущего дома, потом вернемся, поменяем товар на бабки и выпьем тогда уж, не раньше.
- Когда пойдем? - спросил Сергей. 
Поэт снова захохотал.
- Ты прям настоящий мафиоза, даже не спрашиваешь, куда и зачем, ну, молоток! Скоро, скоро, как стемнеет, будем брать, ха-ха-ха!
- Че веселиться-то, - вновь помрачнел Сергей, вспомнив, что сегодня и завтра не будет ему ни мягкой постели, ни горячей ванны, ни теплой женщины под боком. А главное, жрать хочется, спасу нет, из головы не идут вкусные котлетные и пельменные фантазмы, кружат голову-то, дурят...

В каморке материализовался Художник, на довольном лице сияла широкая улыбка, карманы оттопыривались, выдавая главный секрет их носителя.
- Еще один довольный жизнью, - буркнул Сергей, а Поэт закряхтел в предвкушении.
- Вот и ночи ждать не надо, можно на дорожку тяпнуть...
- А куда собрались? - спросил Художник.
- Секрет, - строго ответил Поэт, доставая из-под подушки стакан. - Тебе скажи, и об этом будут знать ты, я и наш маленький город! Доставай, чего принес.
- Да не хочешь, не говори, - миролюбиво отозвался Художник. - Серега, чего нос повесил, нестояк замучил, что-ли? Сейчас налью тебе лекарства, все бабы твои будут! Давай стакан...
- Нет, не все! - торжественно начал Поэт, пытаясь даже привстать, соответствуя моменту. - Его предали жестоко и цинично, отобрали надежду на светлое будущее и лишили права на отцовство! Есть ли сердце у этой… этой… не будем называть ее так, ибо испортим праздник и не найдем утешения! Береги свою ненависть, Сергей, приумножай, холи и лелей ее, и не забывай никогда, что во всем и всегда виноваты… женщины, скажем так. Художник, я прав?
- В общем, да, - мотнул головой Художник, потрясенный страстной речью Поэта. - За редким исключением...
- Стопарь пропускаешь, - мгновенно разозлился Поэт.
- Ты гонишь, Поэт! - искренне удивился Художник. - Мое же бухло я буду смотреть, как другие его наяривают?! 
- Да будет вам! - прикрикнул Сергей. - Поэт прав, зло должно быть наказано, в свое время… по возможности.
- Договорились, - кивнул Художник и чпокнул пробкой, откупоривая первую поллитровку...

За разговорами шло время, но вот Поэт, вернувшись в очередной раз с улицы, куда он бегал отливать, сказал коротко:
- Пошли, Серега. Художник, присмотри тут, мы скоро...
Они выползли из подвала и не спеша зашагали к шоссе. Поэт был серьезен и молчалив, на редкие вопросы Сергея отвечал односложно или вовсе не реагировал. Вышли на шоссе и повернули в сторону старой городской свалки. Запахи ее в чистом вечернем воздухе были ощутимы издалека, и воронье кричало особенно пронзительно, но больше всего Сергея пугали крики чаек, именно пугали своим по-настоящему человечьим плачем, будто предвещая сразу все мыслимые беды и напасти.
- Был тут случай, - сказал Поэт, словно угадав его настроение. - На свалке молодой бомжара, неопытный, набрел на жратву, которую чайки уже облепили. Он возьми да отгони их, схватил жратву и пошел в свою нору...
- И что? - со страхом спросил Сергей.
- Не дошел, - спокойно, как о чем-то обыденном отозвался Поэт. - Заклевали его чайки насмерть. А потом самого пожрали… А так, если их не трогать, они не шалят, понимают...
- Беспредел! - ужаснулся Сергей.
- Да не, нормально, - удивился Поэт. - Жизнь во всех ее проявлениях, никаких загадок и пошлости. Значит, так - сейчас подходим к дачке, сигаем за забор и заходим в дом. Там вчера телевизор привезли, маленький такой, самое то. Тот, кто наводку дал, хочет его заиметь. Поможем человеку, и всего делов. Дачка серьезная, но сегодня там никого, это точно. Труд разделяем так: я дверь открываю, ты телик несешь. Бабки делим по-братски, а может и поровну, как себя покажешь...
- Не понял! - удивился Сергей.
- Ладно, некогда объяснять, пришли уже. Смотри в оба, мало ли что...

Когда они подошли к даче вплотную, Сергей понял, почему хозяин ее не побоялся привезти сюда телевизор. Забор почти двухметровой высоты венчала колючая проволока, и не только с дороги, но по всему периметру, так что с соседнего сада пробраться было так же трудно. Поэта, похоже, все эти нюансы не пробивали, он только умерил шаг, и ступал неслышно, озираясь вокруг. В руке у него была короткая толстая доска, которую он прислонил к забору. Затем он снял с себя драную фуфайку и ловко забросил ее на колючку. 
- Ну, с Богом, - крякнул он едва слышно, встал одной ногой на доску, подтянулся и одним махом перелез через ограду.
«Гимнаст хренов», - подумал Сергей и занес ногу на доску. Мокрая от сырой травы кроссовка скользнула по краю, нога ухнула вниз и голова Сергея гулко ударилась о забор. Звук был отчетливым и громким, вдобавок Сергей от души матюкнулся, забыв об осторожности… и замер, враз похолодев до самых пяток.
- Кого черт принес?! - в нескольких метрах от него резко прозвучал грубый мужской голос.
Вне себя от животного ужаса, Сергей увидел яркий луч фонаря, который, казалось, был направлен прямо на него. В неширокую щель в ограде он увидел, что Поэт стоит прямо в луче, не озираясь, прямо и спокойно. Сергей понял то же, что и Поэт: тому уже некуда было бежать. Сергей же, объятый ужасом, отпрянул, наконец, от забора и сломя голову ринулся по узкой дорожке между участками прочь от этого дома. Он бежал, не разбирая дороги, ничего не слыша, пока не очнулся посреди шоссе. Черная дорога становилась светлее там, где начинался Город, это вселило в Сергея новые силы и он снова побежал, не оглядываясь, забыв о Поэте, и вообще, обо всем на свете... 

… Поэт вынул из кармана кнопарь, хотя в глубине души понимал, что он ему не поможет, так, будто сто грамм для храбрости. Он стоял спокойно и смотрел в упор на огромное тело, которое, не опуская ослепляющий фонарь, не спеша подходило все ближе и ближе.
- Чего тебе здесь, коряга? - как будто равнодушно спросил мужик, хотя в его голосе звучала неприкрытая угроза. - Ты хоть знаешь, куда залез, придурок?
- Ошибся я, извини, - сказал Поэт. - Пойду, пожалуй...
- Достали уже, козлы, покоя от вас нет, - громче произнес мужик. - С каждым днем все наглее. Ты вроде ушлый… а такой же придурок. Никуда ты не пойдешь, все… пришел.
«Ну, тогда прощайте все… и простите, кого обидел. Сгорела, видать, моя звезда, знак подает, пора...», - сумрачно подумал Поэт и ринулся на мужика.
Только на этот раз не малахольный Вовчик стоял на его пути. Страшный удар по голове отбросил Поэта на колючие кусты терновника. Руку ожгло колючками, а глаза на мгновение перестали видеть. 
- Умри сегодня, а я завтра, - прохрипел старик. Пальцы привычно, на уровне рефлекса, выпустили на волю лезвие кнопаря. Поэт махнул рукой наугад, и по удивленному вскрику понял, что нож нашел цель. Он с усилием открыл глаза, превозмогая внезапную тошноту… и понял, что смерть выбрала в попутчики его, а не соперника. Мужик навис прямо над ним.
- Ты, паскуда, с ножичком в незваные гости ходишь! Обидно мне!

Еще один страшный удар сломал Поэту ключицу и рука безвольно повисла, уронив нож на траву. Теряя сознание от дикой боли, Поэт ощутил еще один удар, который пришелся в грудь. То ли раздался жуткий треск переломанных ребер, то ли послышалось ему, только Поэту уже было все равно. С широко раскрытыми глазами он навзничь упал на землю, так и не сумев встать, чтобы биться насмерть лицом к лицу.
Мужик молча постоял, посмотрел на него, оценивая ситуацию.
- Вроде готов, - пробурчал он. - Как специально смерти ищут, будто ног нет, чтобы бежать, куда глаза глядят. Ну, пошли, старый, в лесок, тут недалеко, там и отдохнешь. Кто тебя искать будет, кому ты нужен, бичара...

… На рассвете Поэт ненадолго пришел в себя. Он глядел в небо, где серое полотно начинало впитывать в себя голубизну нового дня, на ночные облака, таявшие под первыми лучами солнца, - и видел свою праведную и неправедную жизнь… Начальника отдела кадров, равнодушно подписывавшего приказ об увольнении… Жену, которая, зло сверкнув глазами, крикнула: «Кому ты нужен теперь! Только не мне!»… Себя, потерявшего последнюю надежду на свободу… Листки бумаги со стихами, растоптанные «кумом» перед строем… Последний взгляд на «колючку», красивым серпантином вьющуюся над высоким забором… Город, снисходительно давший ему возможность не умереть в сыром подвале...
Поэт силился улыбнуться. Не о чем жалеть, потому что ничего не сделано, ничего не прожито так, чтобы плакать об этом. Жаль, что глаза видят только крону молодой сосны, и больше ничего, а сил повернуть голову, попрощаться с миром, уже нет… «Ну, что же… прощай, сосна… когда и ты умрешь, я первый встречу тебя там… обниму, как родную… у меня ведь больше никого...».
Тело его нашли на третий день. На руке, вцепившейся в сосновую кору, засохли потеки смолы, словно дерево оплакивало смерть человека, лишнего в мире людей...

2002 год

Продолжение следует...

+6
15:11
167
16:49 #
Комментарий удален
+2
Милена Милена 22:05 #

Сильная глава...

+1
Сфера Сфера 15:27 #

Да, сильная, страшная и тяжелая.

0
Фея Фея 20:49 #

 Бомжующие персонажи выписаны так, что цепляет за эмоции. Снимаю шляпу, автор.

Еще от автора

Подозреваю, что у разработчиков ИИ Gemini есть в фаворитах отличная песня, написанная когда-то группой Rolling Stones - «Paint It Black» (Нарисуй это черным). И музыкальные предпочтения людей...
17:55
Сегодня краем уха услышал о Программе долгосрочных сбережений Сбербанка. Растопырил ухи пошире, услышал магические слова «доходность», «прибыль», «щастье»! ) Пошел на сайт и начал читать, потирая...
09:30
Не то что бы лень было рерайтить, глубокомысленно надувая новые шарики, но автор проделал хорошую работу. Мне осталось только перепечатать текст с портала Стихи.ру. (так как защита авторства там...
16:55
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie, согласно Политике конфиденциальности.