Люди не меняются (Ч.5)

Люди не меняются (Ч.5)

Часть 4

        Ранним утром следующего дня, завернутая в сестринский тулуп, Рита ходила по двору родного дома, хрустя морозным снежком выпавшим за ночь. Всё, как прежде и не так. Вроде и не прошли года через жизнь этого дома. Как будто и не было этих тридцати лет. Так же лежит аккуратная поленница дров под навесом, не смотря на проведенный в дом газ. Печку в кухне не разобрали и в сильные морозы, когда газовый котел не справляется, в доме топят дровами. И пироги из печи и куличи на Пасху особенно вкусные только из старой печки. Вот и лавочка у крылечка. Старенькая, чуть покосившаяся, но ещё крепкая. Видно, что дерево обновляли, но металлические ножки всё те же, что были. Вот и лесенка на чердак. Всегда приставлена к дому, никогда не кладут на землю, и обходить её приходится, как того требуют суеверия.

        Оглядывается Рита и слезы наворачиваются. Деревья выросли как! Орех был чуть выше неё в тот год, а сейчас выше дома. Плодовые поднялись не сильно, да им это по роду и не положено. А вот яблоня в конце сада, как и орех, огромная, высокая, раскидистая. Даже сейчас без листвы, в февральском снегу, видно, что дерево огромное. Не видела Рита, как росли деревья, как менялись, как увеличивали крону, как цвели и  плодоносили. А сейчас они будто бы мертвые. И только упругость в ветвях к порывам ветра обещает, что весной деревья оживут.

        Вчера вечером сестра приняла Риту, обняла и долго плакала, но было видно, что не простила.

        «Может со временем простит, - подумала Рита. - Только времени у меня нет.»

        Поговорить вечером не получилось. Рита прятала глаза и молчала, а сестра и не настаивала на разговоре. Молчали, глядели друг на друга, пили ароматный чай, такой же, как был у мамы. Многое переняла сестра от мамы, от её манеры говорить и стряпать, дом держать. Вот и чай, совсем как в детстве. 

        - У мужа юбилей вчера был, как раз все съехались. Завтра увидишь мою гвардию. - сказала сестра, когда уже легли и свет погасили. Помолчав, добавила, - Ты правильно сделала, что приехала. Тридцать лет, конечно, не три дня, их просто так не зачеркнешь. Но, нас  с тобой всё же теперь двое.

        - Спасибо, что приняла. - тихо сказала Рита.

        - Спокойной ночи! - ответила сестра

        За завтраком собралась вся семья. Муж сестры, обе дочери с внуками, оба зятя и пока не женатый сын. Сестра хлопотала у печки и за стол почти не присела. Общались громко, весело, разговор шел оживленный, с шутками. Видно, что большая семья живет дружно. Рита чувствовала себя гостем, но не чуждой. Ей было тепло и хорошо, нравились все эти люди, дети. Особенно дети. Рита вдруг подумала, что она же теперь бабушка. Пусть и двоюродная, но бабушка. Теплый прилив в душе радости и счастья затапливал и оттаивал оледенелое сердце. А внуки, как доверчивые пичуги, щебетали без умолку, перетягивая её внимание друг у друга, вызывая улыбку умиления.

        После завтрака все стали собираться и в течении часа разъехались. Дочери с детьми и мужьями уехали к себе по домам, сын поехал в город по каким-то делам, а муж ушел на работу. В опустевшем и притихшем доме остались вдвоем Рита и сестра.  Чтоб заполнить пустоту тридцатилетнего провала, рассказывали друг другу какие-то смешные пустяки, вспоминали что-то из детства.  Но, каждый раз веселье натыкалось на невидимую, но вполне осязаемую стену, стихало и наступало молчание. Рита, в одну из таких затянувшихся пауз подумала, и сказала:

        - Я богата и больна.

        - Сильно? - спросила сестра.

        - Богата? - уточнила Рита.

        - Больна.

        - Смертельно. Рак.

        - Лечишься?

        - Нет. Я боюсь. Мне страшно.

        -Чего ты боишься, - не поняла сестра. - Если есть возможность, почему отказываешься?

        Рита закрыла лицо руками и чуть раскачиваясь из стороны в сторону, тихо завыла:

        - Я не хочу умирать одна под капельницами! Я одна! Как перст! Одна!

        - Ты из-за этого вернулась к нам? - почему-то холодно спросила сестра.

        Ладони сползли с лица и остановились, зажимая рот. Рита сама себе боялась признаться, что сестра права, но медленно кивнула несколько раз. Сестра сложила руки на груди, вздохнула и не ответила. Шли секунды, отмеряемые часами, складывались в минуты. Рита молчала в ожидании.

        - Ты же понимаешь,- наконец заговорила сестра. -  что жизнь — это не сказка. И обиды, копившиеся столько лет, одним днем не забываются и не прощаются. Столько лет тебе дела не было до нас, а как тебя припекло — приехала родниться...

        - Мне уехать? - робко спросила Рита.

        - Сперва тебе дослушать, - спокойно ответила сестра. - а потом решим. Расскажу коротенько как жили мы тут да как умирали. Ты ж  не знаешь, как отец умер. Как доканала его выпивка, как мать выла над ним замерзшим под домом, да и сама слегла. Как три года я из под неё тряпки стирала. Как в смертный час она тебя звала. И слово с меня взяла, принять тебя и простить. И я ей это слово дала. Только пойми, Рита, пока ты сыром в масле каталась, мы тут сухой картофель если и чаем из трав без сахара запивали, да топили раз в день, чтоб дров хватило. И  родители ушли, так и не повидав тебя.

        Обе молчали. Рита подавлено, сестра разгневано.

        - Но, - снова заговорила сестра, немного успокоившись, - жизни осталось уже не столько, как в начале, да и стара я воевать с тобой. Хоть и много у меня на сердце, я сдержусь. Вот сказала и всё, больше не всколыхну память.

        Рита умоляюще посмотрела неё:

        - Прости меня, Олюшка, прости родная! Сама себе не рада. Чужую жизнь прожила, от своей отказалась. У меня денег много. Я для твоей семьи много чего могу сделать.

        - На деньги твои мы не позаримся. - ответила Ольга. - Чем поможешь, спасибо скажем. Но, не унижай нас желанием купить любовь. 

        - Прости… - сказала Рита и опустила глаза.

        Ольга вздохнула, подошла к ней, обняла за плечи и ответила:

        - Прощаю. Но, слово с тебя возьму! Денег у тебя достаточно, так что тебя финансово это не затруднит. Должна ты мне за все годы, так что давай.

        - Что ты хочешь? - удивилась Рита.

        - Обещай, что лечится начнешь. Когда я буду нужна, всё брошу и к тебе приеду, не сомневайся. Согласна?

        Рита рыдала у сестры на плече и кивала головой.

***

        По дороге обратно в город, Рита позвонила семейному юристу, который вел дела ещё при Юре и попросила о встрече. А на следующий день к вечеру, проговорив почти четыре часа, она вышла из его офиса счастливая и совершенно свободная, как в тот день, когда взяла из приюта Арчибальда, уверенная в правильности сделанного и в верности принятого решения. Остаток дня она потратила на поиск клиники, максимально удовлетворявшей всем требованиям для её лечения. Записавшись через электронного секретаря, она получила талончик на предварительное обследование, с указанием времени и даты.

        Два дня спустя, сидя в приемной онкологического центра, утопая в мягком белом кресле и листая журнал, Рита совсем ничего не боялась. История болезни, снимки и прочее было отправлено на консилиум и результат стоило ждать не ранее чем через полчаса. По истечении этого времени её пригласил главврач и сказал, что прогноз не так уж плох, что они берутся её лечить и ведущим врачом предлагали самого лучшего специалиста, связанного с этой областью и работающего в их клинике:

        - Предлагаю Вам рассмотреть возможность стационарного лечения. Проводимая терапия сильно скажется на Вашем общем самочувствии. Настоятельно рекомендую остаться у нас.

        - Я просила сестру мне помочь. - проговорила Рита

        - Посещения у нас не запрещены. По предварительной договоренности хоть круглосуточные. Она сможет приезжать к Вам в удобное время. - главврач выжидательно молчал.

        - Я согласна. - кивнула она. - Кто мой врач? - спросила Рита.

        - Это замечательный человек, доктор медицинских наук, профессор, практикующий онколог. Александр Иванович Милютин, общий стаж работы 32 года, в нашей клинике более двадцати лет. Его сын, кстати, пошел по стопам отца и проходит у нас ординатуру. Оба замечательные и чуткие люди. - хвалил главврач своих сотрудников, но вдруг запнулся и спросил. - Что с вами? Вы так страшно побледнели. Вам плохо?

        Рита дрожащим голосом спросила:

        - А есть другой врач?

        - Простите, не совсем вас понимаю. Другой? Я вам предлагаю лучшего из тех, кто работает и ваш случай это прямая его диссертация. Он лечит, и весьма успешно, именно ваш вид заболевания. Могу узнать причину, почему вы отказываетесь от Александра Ивановича?

        - Нет. - сдавлено ответила Рита, проклиная тот миг, когда она выбрала именно эту клинику.- Мы можем сделать перерыв?

        Выскочив из кабинета, она быстрым шагом направилась к выходу. Спеша скрыться, убежать, спрятаться от прошлого, от Сашки Милютина. От того парня, который хотел помахать ей рукой давним июльским утром на повороте, но был утоплен в облаке пыли, поднятой машиной Юры. Опустив голову, не глядя по сторонам, Рита выскочила из дверей клиники, почти добежав до машины, остановилась и задумалась. Чего она испугалась? Осуждения Сашки? Или его затаенной обиды на неё? Может быть пылкого объяснения спустя столько лет? Как неловко и в то же время, как загадочно распорядилась судьба, сведя их на встречу друг с другом. Когда-то давно Сашка так нуждался в её внимании и не мог ничего изменить. Теперь же она нуждается в его участии и заботе.

[        «А ведь если бы не болезнь, так бы никогда и не свиделись.» - философски рассудила Рита.
        Отдышавшись, поправив макияж и прическу, она вернулась в здание клиники. Подойдя к двери, уже занеся руку, она медлила, всё никак не решаясь. На двери на золотом фоне таблички красивым шрифтом было выгравировано: онколог Милютин А.И., доктор медицинских наук, профессор. Было страшно и стыдно одновременно. Почему? Она не могла ответить. Но, глубоко вздохнув, гордо выпрямив спину и справившись с эмоциями, Рита распахнула дверь.

        - Привет! - сказал ей седовласый мужчина, со строгим и чуть усталым выражением лица, в очках и белом халате. Совсем не знакомый Рите, чужой. Но, вот его лицо стало заливаться малиновой волной, и сквозь эту краску, седую гриву и очки, проступил перед ней Сашка Милютин. Деревенский парень, по уши влюбленный в неё.

        -Привет! - чуть смутившись, ответила Рита.

        - Беда? - спросил он спокойно и тихо.

        Рита покивала головой и чуть грустно улыбнулась.

        - Будем исправлять. - подмигнул он ей. Помолчав, добавил. - Кто из родных или близких ещё знает?

        - Я одна. С Олей вот только помирилась.

        - Дети? Муж? - Спросил он.

        - Никого...

        - А у меня сын. Здесь работает. По моим стопам пошел. Я помогаю, конечно, не без этого. Но, гордость берет за него. 

          - Ты сам в люди выбился из сельского паренька! - попыталась перевести разговор Рита

          - О! Ты не представляешь, как сложно было! Да, что уж вспоминать! Вот сыну я конечно помогаю. 

            Рита из приличия кивала и улыбалась, но в ответ поделиться ей было нечем.

        - Да, я ж уже дважды дед! - разошелся Саша не на шутку. - Невестка двоих погодок подарила. Как в сказке: девочку и мальчика. Девчушка уже бегает и щебечет без умолку, а внучок сидит, гулит и думалкой вертит.

        Она опустила глаза и стала рассматривать носки туфель. Саша всё понял и перестал хвастаться. Оба молчали. Рита заговорила первой:

        - Я последнее время часто тебя вспоминала. В тот день, когда уезжала из села. Помнишь? Ты на разъезде нас встретил, ещё махнуть хотел...

        Он покачал головой:

        - Нет, не помню. Столько лет прошло... 

        - А мне через года казалось, что в этот миг я сделала неверный выбор в жизни. Думала, что ты помнишь меня. Может быть … - Рита замолчала.

        - Как я мог тебя любить тогда? - поняв её, ответил Саша. - Ты красивая, статная, как королева. А я? Что тогда я мог тебе предложить? Я и не надеялся. Влюблен был, как юноша. Но, тебе была нужна мужская любовь.

        - Никакой мне любви не досталось...- проговорила она и вздохнула.

        - Ну, Ритуля, так уж жизнь сложилась. Обратно не отмотать. Что сделано, то сделано. - сказал он вкрадчивым тоном. - Только теперь-то себя в топку болезни забрасывать и отчаиваться не надо. Не получилось, как мечталось, но ещё есть немного чем пожить. Счетчик лет не на исходе. А беду твою мы полечим. Сразу скажу, это дело не двух недель, а во-вторых, не настолько уж я был мало влюблен в тебя, чтоб не пообщаться со мной во время лечения. -добавил он и рассмеялся.

        Рита улыбнулась и почувствовала легкость на душе.

+4
19:10
140
+1
Сфера Сфера 19:14 #

Илье привет! Но, мой коммент первый)

Не давала спать спокойно моя Ритка… Я её дописала и она во мне замолчала. Будет ещё одна часть. Уже точно заключительная)

+1
Наталия Саратов Наталия Саратов 19:34 #

Хэппи энд, как бы ни закончилась заключительная часть. 

Спасибо, Сфера!

0
Сфера Сфера 19:35 #

Завтра притащу последнюю часть))) Сегодня сайт отказывается.

Спасибо за внимание и отклик)))

+1
Милена Милена 20:28 #

Буду очень-преочень ждать последнюю часть. 

Еще от автора

После прочтения произведения Алёши Пешкова, то есть Максима Горького… Заминочка… Чье же произведение я читала? Да, да, я помню, что это один и тот же человек, но одна ли и та же личность...
13:25
Однажды я проснусь и мне расскажут правду. Однажды объяснят, что это, для чего. Я буду холодеть, порой впадая в ступор, И закрывать лицо от жара своего. Однажды скажут всё, что же такое было, Над...
09:35
Мне надо было срочно ехать. Но так сложилось, что времени купить билет совсем не оставалось и, примчавшись на вокзал, взяла первый попавшийся, отходивший от перрона буквально через полчаса. Поэтому...
02:25
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie, согласно Политике конфиденциальности.