Все это сказки.

Из ранее опубликованного на Мамбе.

Все это сказки.

Солнце клонилось к закату, хотя света ещё было много. Но коснувшись своим круглым краем острых елей, оно стало меркнуть и слабеть. Снопы лучей, жгучих и ярких, поредели и теперь просто создавали мягкий свет, который тоненькими лучиками пробивался через густую чащу леса. Прошло ещё немного времени и лучи из бледно-желтых стали оранжево-красными и ещё более побледнели и потускнели.

Один робкий тоненький лучик нащупал в этой глубокой чащобе старую полуразвалившуюся  избушку, по пояс вросшую в землю и по самые окошки заваленную старыми листьями и палыми иглами. Он очень осторожно полз по темной трухлявой бревенчатой стене, обходя росшие на ней поганки, лишайники и мхи.  Шершавая стена имела проем, затянутый небольшими стеклянными кусочками, меньше всего похожий на оконце. Лучик плавно перелез через раму, желая вспыхнуть последним отсветом заходящего солнца и осветить тьму избушки.  Но его ждало разочарование. Стекла ни кто и никогда не стремился сделать окном - порталом между внешним миром и внутренней душой дома. Они были грязны, с налипшими кусочками дохлых насекомых и лоскутами свалявшейся паутины. Лучик попытался сквозь эту муть заглянуть в дом и с ужасом отпрянул! Из непроглядной тьмы дома на него смотрели два глаза, похожие на человеческие. Отойдя от захлестнувшего ужаса, он все же вернулся к окошку и заглянул ещё раз.

По ту сторону сидела старуха, подперев голову и устремив взгляд навстречу заходящему солнцу. Она была отвратительна! Старость так обезобразила её лицо, покрыло рвами морщин, ужасными бородавками и старческими пятнами, вывернуло зубы, окосматела брови, что не было ни какой возможности увидеть в ней человека. Это было порождение тьмы, безлюдного леса и ночных кошмаров. Худая до измождения, старуха поддерживала свою седую, лохматую голову рукой. Кисти рук, темные и костлявые, венчались черными когтями. Пергаментная кожа, собранная в мелкие складки, на изгибах костяшек натягивалась до отказа и готова была порваться от единого прикосновения. В этих местах кровь отливала, и кожа из темной становилась бледно-желтой. Всё остальное тело старухи было погребено под ветхим и грязным тряпьем, потерявшим цвет и форму.

Где-то из глубины леса раздался топот копыт, хруст ломающихся веток и лошадиный храп от быстрой скачки. Всадник мчался к этой забытой богом и людьми лачуге. Подъехал. Спешился.

- Есть кто живой?! - крикнул всадник. - Или повыздыхали все?
- Есть! - откликнулась старуха, выходя к гостю навстречу. - Ты кто будешь, молодец?
- Я - Иван, царский сын! - гордо вскинулся гость. - Что ослепла, старая карга, не видишь кто перед тобой! - Иван шагнул к ней подбоченясь и отставляя одну ногу.
- Вижу, вижу. - Закивала старуха. - И что ж ты, дело пытаешь или от дела лыташь? Ну, заходь, коль пришел, чего уж тут-то на пороге.

Она внимательно вглядывалась в его глаза, в цвет волос выбивающихся из-под царской шапки, в движения рук, в походку, в поворот головы. Нет… не тот. Того уж нету...
Иван, согнув спину, прошел в хату. Потянул ноздрями и сморщил нос. Не снимая рукавиц, взял ковшик и зачерпнул воды из кадки. Понюхал, хлебнул, нахмурив брови выплюнул. Не стал пить.
- Ты, говорят, старуха, можешь помочь там, где ни поп, ни черт не поможет… - неуверенно начал Иван, в упор глядя на старуху. Та молчала.
- Можешь или нет?! - прикрикнул гость.
Старуха отвела глаза в сторону оконца, в которое всё еще глядел лучик.
- Так люди ж разное говорят. Соврут - не дорого возьмут. Я вот, травами лечу, от бородавок заговариваю, укажу, где вода для колодца. А так-то от меня не много пользы.
- Тьфу, ты старая! Одним словом-то сказать можешь! Поможешь мне или нет! - злился
Иван. - Я к тебе три дня скакал, двух коней загнал, а ты тут сказки мне рассказываешь!
- Так, Ванечка, я ж не знаю в чем твоя беда-то! Скажи, может и помогу. - Сказала старуха, отступая от гневного молодца.

Иван посмотрел по сторонам. Взял и брезгливо отряхнул какую-то тряпицу, постелил её на лавку, сел, снял рукавицы, оперся локтями о колени и, сцепив кисти, поднял голову в сторону старухи.
- Такое дело… - начал он помолчав.- Есть у меня брат. Старший. Он к наследному трону ближе всех. Но, здоровьем, слава богу, слаб от рождения. Всё няньки думали, помрет. Но, нет, дожил до возраста, да и женился. Невестка ходит на сносях, не сегодня-завтра родит.

Иван опять замолчал. Вздохнул, опустил голову и медленно, как бы подбирая слова сказал:
- Можешь ли ты, старая, дитя в утробе уморить, да невестку со свету сжить?

Старуха едва заметно улыбнулась, скрестила руки на груди и даже как-то выпрямилась:
- Могу!
Иван вздрогнул и метнул на неё быстрый взгляд:
- Сделаешь?
- Сделаю!
Он встал и радостно схватил её за плечи:
- Ай да бабка, ай да молодец! Ну, спасибо! - тряс её за плечи. - Ну, за такие труды проси, что хочешь! Ни чего не пожалею!!!
- Ни чего не пожалеешь?- тихо спросила его старуха глядя прямо в глаза, всё с той же улыбкой.
- Ничего… - неуверенно откликнулся Иван. - Не пожалею, - ещё тише добавил он.
- Что ж, Ваня, помни слова свои, что сказал мне сейчас, не будет возможности от них отказаться, когда время придет!
- Ты о чем это, старая? Уж не царство моё себе захочешь? Да, я тебя убью, если так! - Вскинулся Иван, но тут же осекся. Кроме прочего слыхал он, что старуха эта бессмертная.
- Не нужно мне от тебя ни денег, ни власти, ни царства твоего тридесятого...
- Чего ж ты хочешь? - недоумевал Иван.

Старуха молча взяла ухват и вытащила из печи чугунок. В недрах горнила тлели алые угли. Она, кряхтя, наклонилась к подпечку, пошарила руками не глядя, взяла пару поленьев, не спеша подбросила их и закрыла заслон. Обернувшись к постепенно охватываемому страхом Ивану, спросила:
- Вечерять будешь?
- А не отравишь? - отозвался он.
Не ответив, она достала плошки и из горячего чугунка положила в них ароматную кашу, исходившуюся густым паром. Из печурки в белом вышитом рушнике извлекла лепешки пшеничного хлеба.

- Шапку-то сними, упрел, поди… - сказала она, когда они сели за стол.
- Вкусная каша! - удивился царский сын.- Кто ж тебя так стряпать научил? И рушник какой! Сама что ль вышивала?
- Сама...
- Не разгадать тебя, ты к тьме поближе или к свету божьему? Не пойму я тебя, старая, вроде бы как ты и баба, а вроде и ведьма.
- А что, одно другому мешает?
- Нет, не мешает. Но, что ты от людей прячешься, почему в темном лесу хоронишься? Чего боишься? Или сама испугать не хочешь? Ты бы в любой деревне жила припеваючи. Ты ж знахаришь? Вот! А таких людей в деревнях чтут, и деньгами, и продуктами благодарствуют!
- Я, Ваня, и богом, и людьми, и нечистым проклята...
- Это как же! Что ж могла сделать, а? - Изумлялся гость, загребая полную ложку каши.
- Что могла, не сделала, за то и проклята.

Давно это было. Очень давно. На месте этого леса деревенька моя стояла, дворов с полсотни. Мать с отцом замуж меня отдали, да не прогадали. Парень ладный, рукастый, хозяин каких поискать, сердце доброе было у него. А любил меня! Слов не подобрать. Жили мы с ним дружно да мирно, деток трое прижили. Всё в дому было.

Да вот, пришла беда, захворал мой родненький. Да так захворал, что и с лица, с тела спал, глаза ввалились. Я и к знахаркам, я и за доктором в город. Но, ничего не помогает, умирает мой голубь, на последнем дыхании держится. Надоумили меня в безлунную полночь к темным силам обратиться за помощью. Всё ходила я, да думала, что ежил светлые силы мне не в помощники, может темные спасут-то его от смерти. Ох, страшно мне было, ох, боязно. Да, отступать-то не куда! Вышла я в чисто поле, стала звать и просить, чтоб пришли и помогли. Вдруг из мглы ночной вроде как человек появился. Лица не разобрать под покрывалом, на самые брови надвинуто.

- Зачем звала, девица, чего хочешь? - говорит он, да губ не размыкает, и голос его я у себя в голове слышу, не ушами.
- Да, вот, батюшка, так и так… Помоги, милостивец, спаси мужа моего!
- Умер уже муж твой! - отвечал мне
Как упала я на колени, как разрыдалась:
- Верни мне его, ничего не пожалею!
- Смотри девица, от слов своих отказаться нельзя будет.
- Не откажусь, батюшка, не отступлю!
- Сейчас, как домой вернешься, стань лицом к двери на пороге где тело мужево лежит. Рукой махни от левого плеча к подолу и откроется меж тобой и дверью ход в мир мертвых. Ты руку-то протяни и мужа своего за руку из того мира выведи. А как выйдет он, так ты опять рукой махни, всё и закроется. Да, смотри, девица, чтоб быстро всё исполнила, не держи открытым долго.
- Спасибо! Побежала!
- Погоди, - помолчал человек. - Я за душу мертвую заберу душу живую. Твою.
- Да, куда ж ты её заберешь, в ад или в рай?! - испугалась я
- В никуда...- ответил и пропал.

Я домой побежала. А тут соседки воют, по мертвому, по мужу моему. Стала выгонять всех, а они мне за руки цепляются, думают, что с ума я сошла, успокаивают. Кричала, ругалась я, а всех разогнала.

Стала лицом к двери, где муж-то мой, рукой махнула, и открылся ход в мир мертвых. Ни верха там нет, ни низа, как в небе, нет ни дна, ни стен. Только темно совсем. Я руку протянула туда и чувствую, что моей руки муж-то коснулся. Я обрадовалась, руку крепче взяла и на себя его потянула. Да в эту секунду из тьмы этой непроглядной показался лик голубя моего родного. И плечо. Вот уж и грудь по пояс. Вот и второе плечо. Да забыла я, что детки наши его тоже видели. Обрадовались, закричали, да и кинулись к нему обнимать. Все трое. Налетели. Меня с ног чуть не сбили. Покачнулась я и одной ногой в мир мертвых-то и наступила. Помертвела нога моя. Плоть с неё сошла, одни косточки-то и остались. С испугу разжала я руку и отпустила мужа моего. И канул он во тьму и дети наши с ним. Тут-то и сомкнулся ход меж нашими мирами. Ох, взвыла я, застонала. Из дома выбежала, к людям с горем своим побежала, а кого не коснусь, кого не обниму, все мертвеют, из рук моих холодными телами валятся...

- Так-то, Ваня, я одна и осталась здесь.
Сидел Иван с остановившейся ложной меж плошкой и ртом, даже моргнуть опасался.
- Тебе кашки-то досыпать?- спросила старуха.
- Н-н-н-не, спасибо. - Еле выговорил Иван.
- Ну, как знаешь...
-Ты, бабка, уж не взыщи, но я надысь не подумавши к тебе прискакал-то. Мне вернее будет всё ещё раз обдумать, а тогда уж и решить. Ты ж не в обиде, что я не сейчас… ну, потом...
- Да, да! - спокойно ответила она.
- Я как-нибудь потом приеду. И мы… То есть ты… - всё ещё бормотал Иван, садясь на коня.
- Скачи, Иван, домой и знай про себя мой рассказ, да помни, чего желаешь, да чем за это заплатишь! - говорила она, и глаз своих с него не сводила.

Ни слова не ответил гость, а скакал, не разбирая дороги, скорей бы уйти от взгляда этого с болью нечеловеческой. От тех глаз, что видели больше, чем простому смертному положено. Всё дальше и дальше от места, где могли бы сбыться его мечтания неизвестно какой ценой оплаченные.
А солнце все ближе и ближе прижималось к закату.
Лучик тускнел и гас, подступала темнота...

+15
09:20
299
+2
Иня Иня 09:50 #

Читала, затаив дыханье. Недаром говорят, бойся своих желаний) 

Второй рассказ читаю с большим удовольствием, спасибо! 

+2
Сфера Сфера 09:51 #

ИзображениеСпасибо!)))

0
Тина Тина 10:53 #

Как говорят, сказка — ложь, да в ней намёк...

Легко читается и даже видится. ИзображениеАвтору.

0
Сфера Сфера 11:04 #

ИзображениеСпасибо!))))Изображение

+3
Блонди Блонди 11:35 #

В зобу дыханье спёрло)

Удивлена новым в сказке, вроде все сюжеты уже давно описаны)))

+1
Сфера Сфера 11:51 #

Мне приятно, что получилось донести )))) Изображение

Во многих сказках столько взрослого и жизненного. Но, понимаешь это когда вырастаешь)))

0
Санни Санни 12:04 #

Великолепная сказка! Спасибо, Сфера! Изображение

0
Сфера Сфера 12:06 #

ИзображениеВам спасибо! )))

0
Nataly The Sun Nataly The Sun 13:27 #

Офигенно!
И легко читаемо, и очень философски сильно!
Спасибо большое!Изображение

0
Сфера Сфера 14:30 #

И Вам СПАСИБО! ))) Изображение

+3
Наталия Саратов Наталия Саратов 13:37 #

Спасибо, Сфера! Прочла на одном дыхании. Очень понравилось, есть, о чем подумать. О последствиях желаний, о том, нужно ли любой ценой… ведь цена и очень неожиданной может оказаться. И неподъемной.

И вообще - о том, что обманет нечистая сила. Виртуозно и с гарантией. Что в сказке, что в жизни...

А еще - об ужасе бессмертия. Такого вроде бы желанного. Даже при сохраняемой молодости - ужас. А уж при вечной старости...

И первый Ваш текст - тоже прекрасный. И как я Вас раньше на Мамбе не встретила? А ведь давно на ней в дневниках.

Пожалуйста, пишите еще!  

0
Сфера Сфера 14:28 #

Спасибо! Приятно читать отзыв!!! Изображение

0
Мышььь Мышььь 13:50 #

Удивительная сказка! А боле я ничо пока сказать не могу, ибо в ней столько слоев — пластов, что враз и не осмыслишь… Есть над чем поразмышлять. Одно порадовало — что всё ж Иван-Царевич не Иваном — дураком оказалси. ))) 

0
Сфера Сфера 14:28 #

Спасибо! Изображение

0
Акварелия Акварелия 19:57 #

Весенние букеты из фруктов и цветов

0
Акварелия Акварелия 20:00 #

… без слов

0
Сфера Сфера 20:13 #

Очаровательные цветы! Спасибо!)))

Еще от автора

Музыка - Антонио Вивальди Исполняет - Дебора Йорк Видеоряд - славный и добрый YouTube с меня только монтаж и склейка.
17:20
Самолет легко оторвался от земли и устремился в высь. Под брюхом стальной птицы чернело в потухшем закате и переваливалось перламутром море в широком колье прибрежных огней, растекающихся в...
01:20
Сестра Ленка позвонила мне глубоко за полночь. Сбиваясь и рыдая сообщила, что отца больше нет. Помню первый миг, когда известие дошло до меня окончательно: воздух застрял тугим комком в горле и...
20:10
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie, согласно Политике конфиденциальности.